ФЭНДОМ



Чичиков Павел Иванович — бывший чиновник (коллежский советник в отставке), а ныне махинатор: занимается скупкой так называемых «мёртвых душ» (письменных сведений об умерших крестьянах) для заклада их как живых в ломбард и приобретения веса в обществе. Одевается щёгольски, следит за собой и после дальней и пыльной российской дороги умудряется выглядеть, как будто только от портного и цирюльника.


Личность Править

Среди персонажей "Мертвых душ" Чичиков занимает особое место. Будучи центральной (с точки зрения сюжета и композиции) фигурой поэмы, этот герой вплоть до последней главы первого тома остается для всех загадкой - не только для чиновников города NN, но и для читателя. На него можно посмотреть с двух сторон. С одной стороны в нем можно увидеть героя новой эпохи, но с другой его нельзя принимать за героя, так как в нем отсутствует нравственная духовная основа.


Характеристика Чичикова дается автором в первой главе. Портрет его дан очень неопределенно: «не красавец, но и не дурной наружности, ни слишком толст, ни слишком тонок; нельзя сказать, чтобы стар, однако ж и не так чтобы слишком молод. Больше внимания Гоголь уделяет его манерам: он произвел прекрасное впечатление на всех гостей на вечеринке у губернатора, показал себя как опытного светского человека, поддерживая разговор на самые разные темы, умело польстил губернатору, полицмейстеру, чиновникам и составил о себе самое лестное мнение.


Чичикова вполне можно назвать героем, так как он живой, активный человек. У него есть своя цель, копить деньги. Но, хотя, все же больше они для него — средство, а не цель: он хочет благополучия, достойной жизни для себя и своих детей.


От остальных персонажей поэмы Чичикова отличает сила характера и целеустремленность. Поставив себе определенную задачу, он не останавливается ни перед чем, проявляет для ее достижения упорство, настойчивость и невероятную изобретательность. Он не похож на толпу, он активен, деятелен и предприимчив. Чичикову чужды мечтательность Манилова и простодушие Коробочки. Он не жадничает, как Плюшкин, но и не склонен к беспечному разгулу, как Ноздрёв. Его предприимчивость не похожа на грубую деловитость Собакевича. Все это говорит о явном его превосходстве и делает его в глазах читателей новым героем.


Но с другой стороны Гоголь сам говорит нам, что не взял в герои «добродетельного человека», сразу оговаривает, что его герой — подлец. Прежде всего эта подлость раскрывается в самой его авантюре, в том как он подло всех обманывает ради своего имени, ради своего богатства.


Душа Чичикова подобна его шкатулке – там находится место только для денег (следуя завету отца «копи копейку»). Он избегает говорить о себе, прячась за пустые книжные обороты. Но незначительность Чичикова обманчива. Именно он и ему подобные начинают править миром. Гоголь говорит о таких людях, как Чичиков: «страшная и подлая сила ». Подлая, потому что заботится только о своей выгоде и наживе, используя все средства. А страшная, потому что очень сильная. «Приобретатели», по мнению Гоголя, не способны возродить Отечество.


Говоря о характере Павла Ивановича, нельзя не сказать о том, что Гоголь намеревался сделать своего героя достойным человеком. Речь о духовном совершенствовании Чичикова должна были идти в сюжетном втором и недописанном третьем томах поэмы "Мертвые души". Можно только представить, какие испытания, какие духовные борения пришлось бы пережить этому прирожденному предпринимателю, чтобы стать другим. К счастью, в русской литературе навсегда остался только первый и единственный том "Мертвых душ" — одно из лучших произведений, написанных на русском языке.

ЦитатыПравить

  • Полюби нас черненькими, а беленькими нас всякий полюбит.
  • Ничего не может быть приятнее, как жить в уединении, наслаждаться зрелищем природы и почитать иногда какую-нибудь книгу…
  • Как бы то ни было, цель человека все еще не определена, если он не стал наконец твердой стопою на прочное основание, а не на какую-нибудь вольнодумную химеру юности.
  • Господи боже! Какое необъятное расстояние между знанием света и умением пользоваться этим знанием!